История вычислительной техники в лицах


История вычислительной техники в лицах - стр. 302


Когда отец занимался, он был удивительно
спокоен.
 
Принимая экзамен у студентов, отец разрешал им приносить с собой любые
книги. И уж конечно - я безгранично уверен в этом - он не требовал,
чтобы они знали столько же, сколько он сам. И все же его экзамен не
считали самым легким. Он требовав не запоминания информации, а
понимания предмета. Многие ли могут похвастаться этим?
 
Интеллект отца остался в его разработках и книгах, работах его
последователей, интеллигентность - только в памяти тех, кто знал его.
Последнее качество делало отца более уязвимым в тех случаях, когда
надо было договориться с власть предержащими или потребовать что-то.
Без интеллигентности, как и без чувства юмора, не было бы того
человека, которого мы все помним.
 
Одними из любимых книг отца были "Двенадцать стульев" и "Золотой
теленок" Ильфа и Петрова. Читали мы также их "Одноэтажную Америку",
"Двух капитанов" Каверина (одно время у нас была привычка читать
вслух). "Евгения Онегина" отец знал наизусть. Пожалуй, не только
научные книги, но и литературу в более широком смысле можно назвать
его увлечением. Довольно свободно читал также по-английски (научную
литературу), а однажды довольно ловко и поговорил на этом языке с
двумя арабами, с которыми мы попали за один столик в кафе. Когда я
учил в школе немецкий и зубрил текст, отец, запомнив его на слух
раньше меня, вдруг стал подсказывать мне и по-немецки. Вообще-то он
учил только английский, но давным-давно заинтересовался популярным в
те годы немецким и прочитал все школьные учебники. Этого оказалось
достаточно.
 
По особому отец относился к "Педагогической поэме" Макаренко. Он
находил здесь много параллелей со своей работой и своими трудностями в
становлении нового дела. Цитировал то место, где говорится, что можно
относиться к своим воспитанникам как угодно, но они никогда не будут
уважать тебя, если ты не специалист в своем деле.


Начало  Назад  Вперед