История вычислительной техники в лицах


История вычислительной техники в лицах - стр. 332


главным инженером СКВ-245.
 
Еще была лаборатория Георгия Михайловича Прокудаева. У него работали
Саша Ларионов. Лариса Дмитриева и Майя Котляревская. Все они тоже были
из МЭИ, но пришли на год позже. Лаборатория Прокудаева разрабатывала
внешние запоминающие устройства на электронных трубках. У них что-то
не ладилось. Очень ненадежными оказались трубки, и Рамеев с Лазаревым
начали разрабатывать внешнюю память на магнитном барабане. Первые
экземпляры "Стрелы" так и пошли с памятью на барабанах.
 
Внешними устройствами для "Стрелы" занималась лаборатория Трубникова.
 
В СКВ-245 работало и много других интересных людей. Хочется упомянуть
Юлия Анатольевича Шрейдера и Владимира Алексеевича Шилейко. Во время
работы в СКВ-245 Юлий Анатольевич защитил диссертацию на соискание
ученой степени кандидата физико-математических наук, а позже - доктора
философских наук. Владимир Алексеевич стал заведующим кафедрой в
МИИТе.
 
С начальством Рамеев ладил не всегда, но с подчиненными обычно говорил
тихим и спокойным голосом. Тогда, насколько я помню, у Базилевского с
Рамеевым существовали некоторые разногласия. Это естественно: много
сложных вопросов по структуре, по общей организации работы машины, по
элементной базе (делать машину на реле или на лампах). По настоянию
Рамеева мы делали "Стрелу" на лампах. Как сейчас, стою перед стойкой с
двумя с половиной тысяч ламп и держу в руках П6, не какую-нибудь
пальчиковую крошечку-лампочку, а П6 - сантиметров десять высотой.
Стойка с устройством умножения была длиной метров пять да высотой два
с половиной, а то и больше.
 
Работали мы на совесть - и вечерами, и ночами приходилось. Особенно,
когда собиралось появиться высокое начальство. А приезжали из ЦК, из
министерства, из главка. Готовились мы загодя. В день приезда убирали
даже паяльники, и Рамеев говорил: "Опять сидим ... с вымытой шеей!"
 
Задерживаться на работе можно было на сколько угодно, а вот за



Начало  Назад  Вперед